2016/09/04

Лето 2016


9 июня, утро, чайный перерыв

Я на работе.
Сижу и размышляю. Про жизнь в целом и свою работу в частности, потому что работать мне, ясен пень, не хочется, а отчет отсылать разным компаниям надо. Но голова у меня утром особо не варит (в сезон дождей она целыми днями целый месяц не варит), поэтому разные размышления быстро сходят на нет.

Чай выпит, печенье сьедено, и не одно даже, а целая упаковка. Грустно конечно, но других уважительных причин не приниматься за отчет нет. К тому же скоро прибежит начальник и сделает мне строгое атата, если я за ум, то есть за отчет быстро не возьмусь

9 июля, ночь



Сегодня я работала...
Я и в другие дни этой недели, этого месяца, этого года работала, но сегодня я – РАБОТАЛА! Даже не так, сегодня я – ПАХАЛА! Потому что за себя и “за того парня”, вернее – за ту девушку. И вспахала я не то поле, не то целину... Сейчас у меня красиво-квадратные от усталости глаза, а шея отказывается держать дурную голову, не умеющую отказывать.

Сегодня весь день напевала себе “А нам все равно, а нам все равно♪♪ ... дело есть у нас ♫...” 
Я так понимаю, эта песня – гимн таких как я, вынужденных косить траву до полуночи или работать сверхурочно и сверхударно до скольких придется. Правда, зайцы в жуткий час траву косили в надежде стать храбрыми... я же в час ночной от страха за дедлайн, но без всяких там надежд...

Но все равно... сегодня было хорошо. Потому что завтра меня ждет синева и бирюза. Ради соленого запаха с оттенком хвои, ради серебристо-золотистых бликов, ради шума волны и ветра, ради ощущения счастья от сине-зеленого чуда – можно поработать и за себя и за ту девушку. Никакая работа-пахота-каторга не может испортить ожидание моря, чаек и прибоя. Всех с летом!

16 июля



И была я в горах...
И были горы высокими...

В Токио жарко, душно и влажно. И Токио находится на уровне моря. А горы Татеяма, куда я отправилась – на высоте 2500 метров над уровнем моря. На вершинах и склонах гор местами лежал снег, небо было синим-синим, воздух чистым-чистым, все вокруг цвело и зеленело... и вся эта красота ввела меня в состояние полного невменоза.

Уланбаатар находится на высоте 1300 метров над уровнем моря, а мои родные края высятся над морем на высоте 2000 метров... В общем, вы поняли: в горах Татеяма не было растительной гигантомании порожденной богатой влажностью, травы и цветы не цвели буйно вширь и ввысь, как в Токио. Там травы росли близко к земле, а цветы были милыми-малыми. Там всегда ветер и они крепко-крепко держались за землю. Там все напомнило мне наши горы и что-то во мне так ворохнулось – хотелось то ли бежать, то ли сидеть, то ли плакать, то ли смеяться – накрыло, в общем...

“Нутгаа санах”... на английском можно сказать “homesick”, хотя в моем случае, вернее было бы сказать “homeland-sickness”. Но на русском так не скажешь. Наверное, “ностальгия” или “тоска по родной земле”, но ... как-то не то. “Тоска” – звучит слишком тяжело и мрачно, навевает Достоевского и иже с ним. “Скучать по Родине” – тоже не то...

В общем, я была близко к небу и к облакам. И оказывается, можно быть ближе к родным краям, передвигаясь в пространстве не горизонтально, а вертикально. Прошла неделя, а я до сих пор пребываю в невменозе.

18 июля, вечер



А еще в горах я слышала шум сосен...

Я вспомнила, как в детстве я однажды сидела на в склоне горы, прислонившись к сосне и от нечего делать завела с ней беседу. Посредником нам служил ветер. Как я теперь понимаю, день был жаркий и ленивый, и даже ветру было лень куда-то лететь, и он просто покачивался и раскачивался в ветках сосен.

Я спросила сосну:
- А почему вы растете только вверх? Могли бы расти вверх, а потом в сторону, а потом опять вверх, а затем в другую сторону. А могли бы даже и вверх и в сторону и вниз, а потом опять и вверх и в сторону и вниз... получилось бы интересно, и нам было бы удобнее лазать...
На что сосна ответила:
- Хорошая затея, солнышко, но у нас нет времени. Нам надо вверх.
- А куда вы спешите? И зачем вам надо вверх?
- Мы не для себя, милая. Мы для матери-земли. Мы хотим исполнить ее мечту дойти до далеких звезд.

Я тогда подумала, что Земле, наверное немного одиноко. У нее есть луна, но может они немного наскучили друг другу. У нее есть мы, но надо же ей и о себе подумать. Такое ведь и со мной бывает: все хорошо – солнце всходит и заходит, после дождя на небе радуга, лето теплое и нежное, ягнята глупые и неуклюжие, телята глупые и добрые, бабушка улыбается, а мы просимся на реку поиграть... и вдруг увижу в небе след от самолета и захочется чего-то далекого и прекрасного.

Свет звезд манит, наверное, не только людей и планеты, но и их и друг к другу.

8 comments:

Anonymous said...

Замечательно!

Сүрэн said...

>Anonymous

Спасибо :)

Piglet said...

Молодец! Я не употребляю русский почти 20 лет. Хорошо понимаю без проблем когда читаю, слышу и смотрю. Ну не смогу писать или говорить на русском. Слова куда то улетают, или на другом языке придут.
Очень хочется писать блогу на русском. Но теряю столько времени.

Сүрэн said...

>Piglet

Спасибо:) Я тоже от русского совсем отвыкла. Сейчас мне гораздо легче говорить на японском, но стараюсь не забывать... блог, вот иногда пишу на русском...

Anonymous said...

Почему то плакать захотелось от твоей истории, хотя я на своей родине. Я тоже почти забыла говорить по русски, но читать предпочитаю на русском чем на японском

Сүрэн said...

>Anonymous
Спасибо, меня тоже там в горах так накрыло... но плакать не надо :)

Anonymous said...

сразу хочется петь
Я спросил у ясеня: 'Где моя любимая?'
Ясень не ответил мне, качая головой.

Я спросил у тополя: 'Где моя любимая?'
Тополь забросал меня осеннею листвой.

Я спросил у осени: 'Где моя любимая?'
Осень мне ответила проливным дождём.

Сүрэн said...

>Anonymous

Да, лето прошло... грустно... :)