2014/07/25

Лето





Лето, жарко, влажно – это Япония. Лето, жарко, сухо – это Монголия. И то и другое мне нравится. Нравится, что в Японии, если утром хлеб в морозильник не убрать, вечером уже появятся первые пятнышки плесени. Нравится, что на Родине сухо до такой степени, что белье и даже джинсы высыхают за десять минут. Солнце – ура, жара – банзай! Чем жарче, тем лучше. Больше 30 градусов и немного влаги – вот мой климатический рай. Так что скоро мне станет так хорошо и славно, что я не жить, а нежиться буду. Вот только проходит это быстро, оглянуться не успеешь, а уже “на пригреве тепло, только этого мало”. Но не будем о грустном.

10 июня
Лето настает – сердце поет.
Предвкушаю столько всего, что глаза, то есть мозги, разбегаются. Надо, конечно, сходить на ханаби, обязательно надо выпить пива на вершине небоскреба, надо посидеть на скамейке, помахивая веером, надо на море, надо в горы, надо из Токио и обратно в Токио. Много стаканов сливового вина со льдом. Мороженое и арбуз. Выйти в люди, надев юката. Попротестовать против жестокого эскплуатирования кондиционеров сотрудниками. Сказать: “Вам жарко – земле хорошо, вам прохладно – земле плохо. Выбирайте, вы или я, то есть, земля”. Открыть все двери и окна и сказать соседской девочке: “Жарко-то как”. Августовское пение-стрекотание цикад, внезапный ливень и грохот грома ночью...
И так хорошо и прекрасно будет летом, что песня будет, а не жизнь.

А в сентябре, когда телевизор вдруг скажет, что приближается первый тайфун – вестник осени, я вдруг опомнюсь, начну суетливо разглядывать мысленный & многочисленный список “надо”, пойму, что и половина не помечена галочкой “было”, и в спешном порядке помчусь доделывать. Но в этом году все будет иначе. Ага.

Всех с летом!

2014/07/24

Осень - Зима - Весна


Осень
Осенью была работа, работа и ничего кроме работы. Было много сомнений, исканий, негодований. Причина – моему мозгу в кои-то веки захотелось качнуться. Качнувшись раза этак три, мозг то ли набрал инерцию, то ли вошел во вкус, но разошелся и расстарался он вовсю. Все эти колебания устроили телу много ходьбы и ненужных телодвижений.

23 сентября
Вообще-то сегодня public holiday – день осеннего равноденствия. Но я на работе. И не только я – весь наш отдел трудится в поте лица, потому как ситуация экстренная, а лозунг “один за всех, а все за компанию” никто не отменял. Ну и ладно, рабочий экстрим и адреналин – тоже хорошо: за день выполнила трехдневный план, разобрала бумаги на столе и даже вытерла пыль с компьютера. В общем, настроение хорошее, состояния желудка голодное, часы показывают 5pm. Работа удалась, жизнь на сегодня, может быть, тоже – с такими мыслями собираюсь удалиться. Но жизнь аккуратно, а главное, оперативно ставит меня на место – раздается звонок. А разница во времени с Европой 8 часов и там рабочий день только-только начинается. Мораль: уходя с работы про жизнь не думать, или не отвечать на звонки раздавшиеся в 5:02pm.

Зима
Было холодно. Зимой в Токио всегда холодно. На работе и дома я напоминаю себе усталый, дрожащий листок на осенней липе. Сколько ни живу, не могу привыкнуть, что в домах холодно, а на улице тепло. Песня Алсу “...как в этом городе жить в этом холоде” – мой неизменный Токийский зимний гимн. Хочется послать житие мое ко всем чертям и уйти в спячку. Желательно до мая, на худой конец, до марта. Завидую медведям, змеям и прочим счастливчикам, которые все холода могут сладко проспать. Мне тоже хочется в спячку... затем проснуться этак в конце апреля, хорошенько так потянуться, и выйти навстречу весне и лету.

Но этой зимой в Токио выпал снег, и не один даже, а целых два раза. Были еще горы и лыжи, поэтому все было не так уж и плохо. Японцы помнят зимы такого-то и такого-то годов, когда выпало много снега или стояли “исключительные” по здешним меркам холода, а я помню три зимы такого-то и такого-то годов, когда я не смогла покататься на лыжах. По-моему, так зиму оправдывают только снег и лыжи. И если хотя бы раз удалось вырваться из цепких когтей Токио куда-нибудь в Нагано, то можно как-то примириться с зимой в условиях вооруженного, то есть укутанного дома до бровей нейтралитета. Но если гор и лыж не было, нет и не предвидится, то остается только мучиться и отмечать крестиком на календаре дни до окончания зимы. В общем, зимой я обычно сижу на обочине жизни и, поеживаясь, смотрю из под одеяла, как она очень медленно проходит мимо.

Весна
Весной было много чего. И конечно была сакура.

4 апреля
В Токио цветет сакура. Новости всех каналов и первые полосы газет начинаются с сюжетов о цветении вишни. Эти выходные – самое время для ханами. Вчерашний дождь, к сожалению, немного помял цветы, но все равно завтра все парки оккупируют толпы народа с разными вкусностями и выпивкой, окружат со всех сторон деревья с низко растущими ветками и будут фотать на все, что фотает.

Разговорилась вчера со знакомым из Италии. Дословно “ханами” – это “любование цветением”. До приезда в Японию я думала, что мероприятие сие созерцательное, молчаливое, настраивающее человека на философский и всякий возвышенный умиротворяющий лад. Итальянец думал, что ханами – это нечто очень романтичное, типа прогулок под цветущими вишнями вдвоем и безмолвного любования. Его, как болтливого итальянца, “безмолвие” интриговало очень. Приехали, и оказалось, ханами – это народные гуляния под названием “sakura frenzy”. Это шум и гам, и много еды и алкоголя. Пьют, поют, сидят, галдят, говорят “иинээ”, “кирэй нээ”... в общем, каждый ловит кайф как может. Наши ранние, наивные представления о ханами, почерпнутые из старинных романов, тоже верны и кое-где имеют место быть, но это уж как повезет.

Хотя зря я так. Атмосфера в это время года все равно удивительная. Тепло становится и нежно как-то. И если повезет с внезапным ветром и окажешься в центре вишневой пурги, то за такую красоту душу отдать можно.

2014/07/16

Чинагш юм бүхэн улирч одно


 Ж. Болд-Эрдэнэ

 Чинагш юм бүхэн улирч одно
 Цавцайх үүлс морин харгуйгаар зуларч одно
 Цагаан уул цэцэг хээрийн салхинд сэмэрч одно
 Чинагш юм бүхэн улирч одно

 Нарыг зүглэсэн түм түмэн усны модон хорхой
 Навчилж өөрчлөгдөхөд хүмүүс ой шугуй гэж нэрлэнэ
 Намрын царманд зогсох марал бугын нүдэнд
 Магадгүй ямархан гунигаар нулимс цийлэлзэнэ

 Ирэх өдөр хоногууд өнгөрч одно
 Ижий минь талын хаяа руу алсарч одно
 Эцэг минь зоримогхон шийдээд хальж одно
 Ирэх өдөр хоногууд өнгөрч одно

 Ээжийн загсаасан өрөм шиг шаргал саран
 Энгэр тойрмын хоромсогтой сум шиг хэдэн зэгсэнд хононо
 Эргийн хайргаа зөөлөн зөөлөн илбэж
 Эртний домгоо Хэрлэн мөрөн минь шивнэнэ

 Чинагш юм бүхэн улирч одно
 Цасан ширхгүүд одны гялгараас чимхэж одно
 Чамайг гэсэн хайр минь цагийн эрхээр бүдгэрч одно
 Чинагш юм бүхэн улирч одно

     Орчуулга: Гантуяа Олхуноуд

     Всё на свете истечет и утечет,
     Облака белогривые по тропам конным ускользнут,
     Цветы эдельвейса под ветром степным усохнут,
     Всё на свете истечет и утечет.

     Десятки тысяч водных червей деревяных, к солнцу стремясь,
     Обрастут листьями, чтоб люди их рощею назвали;
     А в глазах лани - той, что стоит в осенней долине,
     Наверняка слеза капелькой блестит от печали.

     Дни и ночи грядущие протекут и унесутся,
     И за степной горизонт мать моя удалится, 
     И с решеньем твердым отец мой вознесется,
     Дни и ночи грядущие протекут и унесутся.

     Златая луна, словно пенка на молоке, что мать кипятила,
     Ночует в пруду среди камышей, что словно стрелы в колчане.
     И нежно и ласково поглаживая гравий своих берегов,
     Старинные легенды река Керулен шепчет мне. 

     Всё на свете истечет и утечет,
     Звездное сверканье снежинки по щепоткам унесут,
     Времени подвластные чувства мои к тебе угаснут,
     Всё на свете истечет и утечет.

P.S. Гантуяа является администратором группы www.facebook.com/groups/translateTibetan в фейсбуке, занимается переводами с английского, но увлекается также и переводами с монгольского на русский.

2014/07/09

Молоко & секс




У подруги шок. Взгляд рассеянный. Выглядит как человек, которого бесцеремонно разбудили от прекрасного долгого сна и поставили перед печальными фактами бытия. А жестокосердный будильник, то есть бесцеремонно разбудивший – это значит я.

Подруга из Европы, а разговор у нас про национальные блюда разных стран. В ответ на вопросы объясняю, что в Монголии мало дождей, климат сухой и земля к возделыванию не пригодна. Хотя можно конечно постараться, засеять чем-нибудь и взять несколько урожаев. Но такие эксперименты с природой приводят к тому, что зеленая степь через 10-15 лет постепенно становится пустыней, что показали эксперименты с целиной в советское время, и что китайцы доказали во Внутренней Монголии, когда в 60-ых годах пересилили туда в земледельческом азарте сотни тысяч крестьян-китайцев.

Монголы издавна были скотоводами и кочевниками не из-за “дикости”, как принято считать на западе, или в том же Китае, а по очень простой, или, может быть, большой экологической причине: скот ест траву, но земле от этого вреда нет, так как механических повреждений в почве нет. Если менять место стоянки, то травяной покров тоже восстанавливается очень быстро. И это было единственным образом жизни, который позволял сохранять степь зеленой тысячу лет.

Но вопрос был про еду. Поясняю, что морями и океанами небо обделило, значит, морепродукты в традиционную еду не входят. Зато есть много скота, значит, много мясных и молочных блюд, которых люди едят во все времена года. Летом и осенью заготавливаются молочные продукты на зиму.

- Значит, целый год кефир, сыр, творог?
- Да. То есть сейчас да, спасибо морозильникам и технологиям, а раньше только весной и летом.
- Но ты же сказала, что целый год.
- Да, но кефир и творог в их число не входят.
- А почему?
- Как почему? Ведь молока же нет. Зимой молока разве что чай побелить.

И тут до меня доходит.
Объясняю, что молоко у коров и овец бывает только весной и летом, когда есть телята и ягнята. К осени телята и ягнята становится большими, и молоко идет на убыль. Для пущего доказательства говорю: то же самое было с тобой – когда дети подросли, молоко ведь пропало? В итоге подруга пребывает в печали. Говорит, не знала, что для того чтобы человечеству молоко давать, корове надо каждый год “рожать”. Все на свете, оказывается, от секса. А вообще-то мы мирно беседовали, и у меня и в мыслях не было менять кому-то картину мироздания. Поэтому только сижу, улыбаюсь и развожу руками.